Приветствую Вас Чужак | RSS
Главная | Регистрация | Вход
Серебряная Волчица рада приветствовать гостей!
500
Нужна ли реклама сайту?
Всего ответов: 13

Вдох, выдох…
Звуки…
Тишина…
Шорох… Теплое прикосновение и томное дыхание… Тепло и холод леденящий… Но снова тишина в томном дыхании матери.
Я слышу скуление своих братьев и сестер. Я чувствую, как материнский шершавый язык нежно прикасается ко мне. Я слышу как мир ликует… ликует в честь моего рождения!
В течении недолгого времени, видя только темноту, я росла. Спала, ела. Чувствовала. Но хотелось большего – мир. Ведь он же не такой темный? 
Брр… леденящий холод порой сквозил по лапам. Но сразу же теплая материнская шерсть меня согревала. Как хорошо. Прекрасно.
Вот. Щелочка, сквозь которую видно только шерсть и очень яркий свет из стенки.
Ползу на свет. Мать лапой отталкивает меня. Больно. Скулю. Встряхнулась. Снова лезу.
-Упертая девченка, - сказала мать и лизнула языком в лоб.
-Твоя дочь, - услышала я отца, мать ответила лишь глухим рычанием.
Мать моя была серая блестящая волчица. Шерсть её была настолько красивой, что так и хотелось прижаться и согреться. Она была мудрой. Отец был черным - коричневые пятна по бокам и зоркий гордый взгляд, он был вожаком стаи.
Братья и сестры были черные, бурые, я одна была серой похожей на мать.
***
Я уже прекрасно видела, лапы окрепли. Только я была меньше братьев и сестер, они были такими большими, а я против них казалась какой-то мелкой и недоросшей. 
Братья со мной не играли. Их было 5, а я одна…
Мать была со мной. Все время. Но и та стала подолгу уходить. Вечерами я слышала ужасающий вой. Вой стаи. Утром она возращалась. Лизала мен я против шерсти.
Когда её не было днем, я все же насмелилась выйти – мир головукружительно пристал передо мной – я приветсовала мир тихим поскуливанием и рычанием…
Снега, пенье птиц, звуки странные и скрипы… Это все было так прекрасно! Ч лежала возле норы матери, на белом обжигающем пепле, называемом снегом. 
Все было прекрасно кроме моего одиночества – лишь душевного, лишь самого больного. Но я ведь не знала еще, что такое настоящая боль!
Пока не пришли люди…
-Мраморная волчица, - сказал отец матери, - Она так похожа на тебя.
-Её зовут Мелори, - сказала она и посмотрела вдаль,где слышан был лай собак.
-Как и тебя, - вожак стаи воем созывал стаю - это был великий бой, бой не на жизнь. А на смерть!
Волчат, то есть нас, отвели к ущелью. Там по мнению родителей нам было безопасней. Но…
Я как всегда не псслушалась. Почти сразу же я последовала по следам отца – там было другое ущелье. Стоял отец впереди всех, стояла мать сзади него и осторожно вздрагивала, предвещая войну. За ними уже стояла уже вся стая – черные волки были готовы к бою.
Рог охотников был близок, лай гончих псов страшил и заставлял тревожиться. Я невольно зарычала и попятилась назад…
Мать услышала. Ринулась назад, ко мне. Гончий пегий пес набросился на вожака, горло его сразу же окрасилось красным, мой отец был великим воином, собаки еему не были проблемой. Мать схватила меня за шиворот и стремглав мчалась к ущелью. Раздался оглушающий звук, она прыгнула, накрыла меня собой и кровь алой струей потекла по моей мордочке…
Я слышала лишь эти глухиие звуки, это были огневые шарики, которые перебили всю стаю… Я боялась выползти наверх. Сложно было дышать. Мне было грустно, досадно и печально… Моя мать погибла, спасая меня.
Когда гул стих, гавкание и рык собак стих, я вылезла с трудом из-под матери… До логова брела долго. Когда пришла – было не тихо, мой брат Кагорд строил всех волчат, он говорил, что нужно помочь родителям, выл и рычал. Он вел себя как вожак.
-Их нет более, - сказала я. Все повернулись ко мне.
-Тогда я вожак, - Кагорд властно поставил лапу вперед.
Он был самым сильным и великим из всех волчат – никто не мог ничего сказать против. Но он был злым. Он хотел власти с детства. И он её получил.
Для меня настали плохие времена. Я была самой малой. Мало ела, мало двигалась. Со мной не играли. Меня гнали. Меня не уважали. Все было просто ужасно.
Единственные кто еще замечал меня это был младший брат Асё. Назвали его так потому что его речь была довольно дефективна и многие буквы заменял бкувой Ф. Назвали его так не столь умным именем потому что он любил переспрашивать.
С каждым днем становилось все ххуже. Кагорд становился все более властный и злой, он кидался на тех кто перечили ему, скалился и рычал на всех. Я стала бояться…
Больше не было выбора здесь оставаться, или смерть от его клыков или одинокое странсттвие по лесам Лаури 0 так назывался этот заповедный лес.
Темной ночью я вышла из старой норы – еще той, что пренадлежала родителям, и направилась в лес. Сторожевые волки спали – им завтра наверняка перепадет… 
Обошев охрану я выбралась в лес, мне был уже год. Почти молодая волчица, но такая маленькая, серенькая, в лунном свете моя шерсть сливалась со снегом..
Никто не видел , как я, Мелори, уходила из дома, казалось навсегда!.. Боль и переживания в сердце, я навсегда становилась одинокой…
Я шла несколько дней, питаясь мышами и мелочью, что могла поймать. Много сил, столь мало пищи погнатьс я за мышей или вырыть чьи-то обглоданные кости в земле. Хотелось чего-то действительно стоящего. Но большую жертву завалить мне не удалось бы самой, могла только лишиться жизни.
Да и к чему моя жизнь? Я лишь продолжаю существование гиены…
Я помню мать мне рассказывала про гиен – падальщики, без чести и страха, своемо горло перегрызут за власть, чужого польстят за дорогой подарок. Гиенами она называла людей. Она говорилА, помню, что когда-то давно они с нами не воевали, они нам поклонялись и волки не трогали их, потому, что люди были друзьями волков. Пока не пришла другая вера и волков, начали убивать за малейшую повинность.
А потом кровавые войны. Стая отца всегда была примером чести. Пока не пришли чужие люди и не сказали нашим друзьяи убить всех волков. А ведь мы никогда не брали ихнего. Мы всегда охотились на дичь…
С того ужасного дня я хоть и ненавидела людей, но не пыталась им мстить… Боль в сердце за этот месяц путешествий.
Я шла по тающему снегу, принюхивалась к запахам. Как вдрух меня охватило странное чувство страсти, мне так мешало моё одиночество…
Я почувствовала запах волка и прыгнула в нору, и засыпалась листьями. Из кустов, урча и рыкая вышел длиннолапый худой волк с темной серой шерстью. Он оглядывался и сильно принюхивался.
Меня так манило выбежать и познакомиться с ним, побегать по лесу… это было такое сильное чувство, но я сдержалась, впустив когти в землю держала волю в кулаке. Мать говорила мне, что когда мне исполнится год, то меня будет очень тянуть к волкам, но нельзя поддаваться этой страсти сразу…
Когда волк ушел я вышла на поляну, подобрала свою недоеденную кость и затащила её в нору – пережду период страсти….
Так я продержалась 2 дня, больше не давал голод. Мне так хотелось есть, что желудок сводило!
Я выбралась из засыпанной ямы и тут же увидела зайца, одним прыжком настигла его и клыками цепляясь в горло а лапой по брюху практически разорвала его и сразу же съела, слизав даже кровь на снегу. Такой сытой и довольной я ещ е никогда себя не чувствовала. Прыгнула в нору, зарылась листьями и проспала так еще 2-е суток, пока снова ужасно не захотелось есть.
В этот раз не было столь легкой жертвы, что бы сразу её поймать. Пришлось некоторое время побродить, что бы увидев глухаря на снегу с лисой не бросится за лисой, которая была не намного меньше меня. Я её догнала, она остановилась у норы и яростно шипела, потом попытлась вцепиться мне в горло клыками, но лишь поцарапала шею, когда я её схватила за шиворот, распорола брюхо острыми когтями и бросила под дерево, под нору…
Из норы шипя выбежал молодой лис, он был больше меня. Высокие сильные его лапы с блестящими когтями, меня невольно охватил страх – ведь этот бой уже на смерть! Ни сказав ни слова, даже не рыкнув, я вонзилась клыками ему в спину, лапами пытаясь шкрябать по животу, но лишь частично удавалось мне его ранить, в то время как он пракически разорвал мой бок, щелкая клыками по задним лапам. Наконец он вырвался и отскочил в сторону, зашипев, он бросился на утек.
Я легла на окровавленный снег.
Здесь мешалась моя кровь и кровь врагов…
Трепая мясо лисьей добычи – глухаря, я чувствовала ужасную боль в задних лапах. Не мой день сегодня однако…
Хромая на правую лапу я, забрав часть мяса от лисы похромала до своей норы. Тщательно вылизывала причиненные раны. Как больно…
Мама говорила, что лисы враги волков. Весной они воруют волчат из логова и убивают молодых волков...
Она бы меня похвалила… мама… где же ты теперь, где? В созвездии мертвых волков… и папа там…
Я проспала почти сутки, волчий вой не давал мне спать. То и дело я прислушивалась. Как где-то воют волки, а ннедалеко гавкают собаки.
Мама говорила, что собаки тоже были друзьями волков. Вернее они были волками. Пока один мудрый человек не спас 8х волчат от гибели, они выросли и признали его как вожака. А уши у них были опущенные, потому что они питались не мясом, а человечской пищей. Потом они стали размножаться и служить людям, а к волкам возвращались некоторые и тех не принимали.
Мой отец не принял бы пса в стаю. Это я точно знаю. Он не любил их. Не грыз без причины, но не любил. Говорил, что они слуги зла…
Так прошло еще 5 дней. Страсть спадала с меня, я решила завтра выйти снова в путь. Тут пахло чужой стаей, если они меня здесь поймают, то не сдобровать мне.
Я вышла почти ночью, шла тихо, настроженно. Как вдруг прямо на меня выбежал заяц, а за ним волк, тут же настигший его и еще трое волков-самцов. Я хотела сбежать, но пятый схватил меня за шиворот и, тряхнув, бросил на пол. Уткнувшись мордой в снег, я скалила клыки и смотрела злостно на врагов…
Но их клыки тут же сменились милостью, когда один из них, сладко вдохнув запах, сказал:
-Самка!
Я попятилась назад, вздыбив шерсть.
-Куда ж ты? Отведай пира с нами, волчица!
Меня манил запах зайчего свежего мяса, но я чувствовала подвох в его словах…
И все таки, оглядываясь и на стороже я подолзла к своему куску мяса. Как только я ухватилась за него один волк схватил меня снова за шиворот, а второй забежал сзади, практически навалившись на меня! Я пыталсь вырваться, кусая волка за лапы и хватаясь за горло.
Почувствовав неожиданную боль, он наверно вцепился клыками в мой хребет я рванулась так, что с моей спины содрало кусок кожи, которая осталась в его зубах. Чувствуя боль и слабость в лапах я все таки бежала очень быстро и вдруг на пути я увидела большую рыжеватую волчицу, которая скалила клыки. Выхода не было, я начала тормозить, от резкой остановки перекувыркнулась через себя несколько раз и приземлилась у её лап.
Глухое рычание её заставило меня прийти в себя и посмотреть снизу вверх. Но рычала она не на меня. Пять волков стояли в 2х метрах от нас.
-Подымайся на бой, - рыкнула она мне и я, дрожа на лапах все таки встала рядом с ней.
-Две жертвы сразу, Асфгар, - сказал самый высокий волк.
И они бросились на нас, двое сразу вцепились клыками в мои лапы, они явно не хотели нас убивать. Рыжая сразу же вывела из строя двух, молнееносно порвав и брюхо. Я вцепилась клыками в горло одному, боль в лапах ужасно ныла, второй был убит рыжей, пятый бежал, поджав хвост.
Я тут же упала, мои лапы почти лишились нервов, хоть до кости не прогрызаны проклятыми серыми… Она взяла меня за шиворот и приподняла.
-Нам надо добраться до логово. Вставай, иди. Упадешь – погибнешь.
Она помогла мне дойти до глубокой норы под корнями дерева. Я практически закатилась внутрь. Там сидело 3-е месячных волчат. Все в мать цветом.
-Я Алина. Тебя как звать то?
-Мелори, - пробормотала я, меня ужасно клонило в сон идушил голоод.
Она плдсунула мне пару кусков мяса и сказала:
-Попровляйся, боевая подруга.
-Почему они нападают? Они же тоже волки…
-Это не волки. Это полупсы. В них помесь крови и они очень злые. Видала длинные лапы какие? Такие и не перегрызешь, - она легла так, что бы волчата могли смоктать её грудь. – Была бы ты осторожней, в сдешних краях еще одна шайка есть. Только волчья. Черный волк им главой. Кагором зовут. Все в стае его боятся, поэтому вынуждены поклонятся. Там живет отец моих волчат.
-Я знаю эту стаю, - сказала я, доедая мясо, - я жила там. Когда был главой мой отец, эта стая была самой мудрой и сильной.
-Почему бы тебе не вернуться и не стать вожаком? Ты неплохо дерешься!
-Я слаба против своего брата.
Алина вздохнула. Я легла спать.
Через неделю лапы перестали уже болеть. Пока она была на охоте, я приглядывала за её волчатами. После мы ели, разговаривали и ложились спать.
-Ты точно хочешь уйти? Мы могли бы стать семьей!
-Да. Мне пора. Ты знаешь, - я посмотрела в звезды и круглую манящую луну, - я должна найти своего волка! Ведь не всю жизнь же я буду твоей обузой. К тому же у меня появилась цель.
-Тогда выпьем крови! За возрождение Стаи Серебряного Клыка.
Попрощавшись, в седую ночь я снова пустилась в путь.
Моя дорога через весь лес к югу. Помню мама рассказывала, что там живут белые волки…
Только увы я не успела дойти...
Я очень боялась, всё время оглядывалась…
Но на моем пути снова повстречался тот длиннолапый серый полуволк. Он выскочил на моем пути и ужасно зарычал. Я попятилась назад и неожиданно меня шоком пронзила боль. Задняя правая лапа так сильно болела. Я завыла от боли и сразу же осела на окровавленный снег.
-Теперь ты медленно будешь подыхать здесь, - зарычал он и скрылся в лесу.
Мне было настолько больно, что я теряла сознание. Хорошо, что я была не голодна. Сердце ужасно колотилось. Это были железные челюсти, которые пробили кость лапки… кровь все текла и текла, я лизала рану, что бы остановить кровотечение…
Прошло где-то полдня, я лежала не жива, не мертва. Мне было уже как-то плевать. Не было сил отгрызть лапу, что бы можно было бежать дальше. Все равно истеку кровью.
Я проклинала свою судьбу. Зачем и куда я иду? Мне никогда не одолеть Кагора. Не один волк его не одолеет. Даже тот полуволк. Даже рыжая Алина. Даже сто волков…
Я спала. Мне снилась мать. Снился отец. Они были славными волками. Они уважали законы. Им не чужда была любовь…
Мне уже полтора года почти. А я все еще маленькая серебряная волчица.
Меня разбудил отдаленный вой. Светила луна. Чуть приподнявшись, я взвыла тоскливо, протяжно, с болью в голосе. Тяжело быть присмерти…
Вой снова повторился как-то с надеждой…
Потом странный лай. Я снова легла и, заскулив, придремала.
На рассвете, когда лучи кровью обливали снег и меня окровавленную. Бессильную. Сил не было даже открыть глаза, я просто лежала и не двигалась. Гори оно огнем все. Я не боюсь смерти… не боюсь! Из окровавленной пасти вырывались лишь скулящие звуки, я не в силах была что-то сказать или хотя бы рычать.
Снова вой, я заскулила чуть громче. Потом не далеко довольно четкий лай, я слышала странные звуки жжужащие. Открыла глаза, а уже почти передо мной стояла огромная металлическая зверюга, не похожая ни на что, что я видела раньше…
Моего носа коснулся чей-то нос.
-Здравствуй, я слышал твой вой… - я полностью открыла глаза и увидела перед собой рослого черного волка, с выпаленной коричневой шерстью на боках и лапах.
Я не могла ему ответить. Лишь скуклила…
Снова почувствовала боль в лапе ужасную и сильнее заскулила. Чьи-то лапы подняли меня над снегом и я почувствовала, как теряю сознание. Все потемнело… потемнело и пропало…
*
Я начала приходить в себя. Сил так же не было, но я смогла поднять голову и осмотреться – стенки черные, темные, вокруг сено. Возле меня миска с водой. Я тут же выпила все до дна. Это добавило сил. Заметила, что внутри этой комнаты еще комната – в которой сижу я. Стенки этой комнаты были не цельными а через них можно было просунуть мордочку.
Дверь в сарай открылась и вошла высокая полная женщина. А за ней тот самый, что был перед её мордой тем утром.
Он подошел и я зарычала. Его хозяйка погладила его по голове:
-Общайтесь.
И поставила еще одну миску с водой возле моей комнаты. И вышла.
Он улыбнулся:
-Ты я вижу уже приходишь в себя. НЕ бойся. Я тебя не обижу. И моя хозяйка тоже.
-Ты собака?
-Нет. Я волк, - он вильнул хвостом и открыл дверцу в мою комнату. Снова притронулся нососм к моему носу.
-Прекрати, - сказала я немного весело.
-Тебе это не нравится?
Я сразу же смутилась. Честно говоря очень даже нравилось… Он подтолкнул меня под плече.
-Вставай. Я думаю, ты уже сможешь ходить!
Я попыталась встать и снова упала. В следующий раз он уже помогал мне встать, поставив лапу под животом. Я немного прошлась и снова упала.
-Ничего, все будет хорошо!
Через неделю я уже смогла ходить. Позже я узнала, что его зовут Макс. Я чувствовала к нему сильную симпатию. Казалось, что он просто идеален. Не могла глаз с него свести.
Мы лежали под высокой елью у его дома. Я лежала на боку, а он сзади меня, обняв передней лапой.
-Почему ты служишь человеку?
-Потому, что люди тоже бывают с волчьей душой…
-Она твоя самка?
Он весело засмеялся:
-Нет, она моя мать! Когда я был волчонком мою родную убили, а она нашла нас малых и выкормила. Мои братья и сестры живут в селеньи.
- Почему в лес не уйдешь? 
-Зачем? Мне и тут хорошо.
-А как же свобода, Макс?
-Свобода внутри тебя, - сказал он и лизнул меня в нос.
Я сразу же смутилась.
-Маленькая ты еще, - сказал он.
-Мне полтора года.
-Все равно маленькая, - и засмеялся.
Бежа по лесу за ним, игривая и словно довольная его присутсвием. Я падала перед ним на лапы и качалась по земле, он ласково трепал мои уши, виляя хвостом. Снова и снова приручал меня своим волчьим красивым взглядом. Молодой волк покорил моё сердце, мне уже казалось, что я без него не вижу жизни своей.
С ним я забыла про мисию свою. Ведь главную то я уже сделала – я нашла своего волка, единственную любовь. Но стая по прежнему в опасности!
-Макс, мне нужно уходить.
-Куда, Мелори? – он немного погрустнел. Притронулся свои носом к моему.
-В стаю.
-Но они ведь выгнали тебя!
-Но я нужна им! Кагор погубит стаю, их перестреляют как отцовскую…
-Тебе то что до них?
Эта фраза обидела меня. Я отвернулась, душили слезы. Тешила мысль – волки не плачут, не плачут…
-Они моя родня! – так же как тыы не бросишь хозяку я не брошу стаю. Я ухожу, прощай, Макс!
Я сорвалась с места и быстрым бегом пустилась по лесу. Он не мог меня догнать бы, даже если бы хотел…
Я бежала семь дней до логова рыжей волчицы. Когда я пришла туда, логово было разрыто. По следам я узнала, что тутт было 6 сильных волков, по запаху поняла, что это был Кагор. Рядом я увидела убитого подростка-волка – один из сыновей её оказывал сопротивление…
Мне нужно было поесть, но волка я есть не стану. Пустилась по запаху на охоту. Попавшийся заяц был скромной, но питательной пищей!
Я очень спешила, ведь её уже могли загрызть. А что же с волчатами то? По запаху я поняла, что у неё были еще молочные дети..
Тихо подкрадываясь я вышла к месту гнезда стаи. На узком выыступе стоял Кагор, черный как ночь. Он грозно скалился. В зубах рыжей было трое совсем маленьких еще волчат – они только начали видеть и жалобно скулили. Времени нельзя было терять. Один из старших волков схватил её было за лапу, но я появилась словно из неоткуда. Мгновенно перегрызла ему горло и стала перед подругой.
-Спасибо, Мел, - сказала она.
-Кагор! – вскрикнула я вызывающе, - я вызываю тебя на бой за честь стаи Серебряного клыка, которую ты превратил в стадо кровожадных скотных!
-Сестричка, - иронично сказал он, скребя лапами землю в ненависти, - а мы уже думали тебя съели и твоими костями зубки чистят! Грррр!
Он уже хотел было прыгнуть на неё, но неожиданно упал как подкошенный. На боку виднелось много крови. Это явно сделала не Мелори! 
На входе в ущелье стояла женщина с ружьем в руках и мой черный Макс! Он приветливо вилял мне хвостом.
-Я обещал, что вернусь любимая!
Волки мгновенно стали скалиться. Мелори вскочила на выступ:
-Кагор уничтожил в вас волчье. Но у вас есть шанс исправиться. Стать настоящими волками, как были ваши родители, которые погибли от рук браконьеров!  
-Мы не будем дружить с убийцами наших детей! – крикнул один из старших волков.
-Это не люди убивали наших детей, ¬ - выступил чуть вперед молодой рыжеватый волк. – Это Кагор боялся, что родится волк сильнее его и убивал младенцев, оставляя в потомстве только самых слабых и хилых.
-Откуда ты знаешь?
Рыжий подошел к моей подруге, лизнул её ы ухо, от чего она сразу же смущенно улыбнулась.
-Это моя жена. Я увёл её из стаи и она рожала здоровых детей, которых убивал Кагор. Она жила близко к людям и никто не унес у неё волчат!
По стае пошел шум.
Вдруг один из серых бросился на рыжого и почти ухватился ему в горло, когда клыки Макса продели ему хребет и он, скуля отполз в бок, и через минуту умер…
Из стаи снова и снова нападали самые старшие. Это они помогали Кагору вытаскивать детей из нор и пили с ним кровь волчат! В стае была грызня. Больше половины полегло. И мирных и не мирных. Помощники Кагора убивали всех.
Выжило лишь 3 пары волков. Включая подругу с её мужем. Но нас взволновало другое. Рог охотников, в суматохе хозяка Макса не успела разобраться в чем дело, 3 собаки уже напали на Макса и одна ухватилась мне за лапу, но я быстро справилась с псом. Но Макс стоял впереди хозяйки, а я и стая сзади. Он кричал мне:
-Бежите, бежите! Мел, уходи любимая… - выстрелы и черная шерсть повисла в воздухе, с каждым стуком мне все стновилось ясней, он упал на землю и шептал, мешая снег с кровью, задыхался, - любимая…любима…
Хозяйка сразу же схватила его на руки, плача. Люди что-то кричали. А Стая Серебряного Клыка уже исчезла вместе с Серебряным вожаком.
***
Прошло 2 месяца. Все нормально. Я родила 4х замечательных волчат. Все время мне помогала мне рыжая.
Все волчата были в меня. Дочери две и два сына, один в отца. Так и назвали…
Когда они стали видеть, я вынесла Макса на выступ и проговорила:
-Стая. Я несу клятву законов. Несу память войны. И ужаса войны. Я обещаю Никогда не повторять ошибок бывшего вожака. И мой сын. Наследник. Я воспитаю сына достойно, как был воспитан его отец. Всегда и на вечность, - я приложила лапу к сердцу. 
Вожак закончил свою речь. Воспоминания. На глазах слеза – серебро.
Стая уходит в горы. Стая уходит к небу, в волчий рай…


2 августа 2009-1 сентября 2009 года  

Что ищет Зверь в Луне ночной, Он воет робко так протяжно, Он человечеству чужой, Не так уж это и ужасно...